Шац И. К.

Ш32 Больной ребенок и его семья: формы и возможности психологи­ческой помощи : учебное пособие / И. К. Шац. - Санкт-Петербург : СпецЛит, 2016. - 303 с.   5.2.3. Особенности консультирования семей больных детей Несмотря на множество публикаций о больных детях и их семьях, пока что предпринято не слишком много попыток описать модели психологической помощи. Самой целесообразной моделью является семейно-ориентированное вмешательство. Эта модель включает в себя описание потребностей семьи, планирование целей, предоставление услуг и оценку результатов. Работа основана на том положении, что услуги, оказываемые семье, должны быть индивидуализированы. Вто­рое ключевое положение семейно-ориентированного вмешательства - то, что, хотя первоочередное внимание уделяется ребенку, «клиентом» является вся семья (Селигман М., Дарлинг Р., 2009). При работе с осо­быми детьми семьи должны вовлекаться в работу сразу после поста­новки диагноза. Семейно-ориентированный подход способен выправить однобокую позицию, согласно которой единственным предметом внимания специалистов должен быть сам больной ребенок. Когда «клиентом» являет­ся семья в целом, специалист вынужден помнить, что семьи отличают­ся друг от друга по национальности, культуре и стилю жизни. Кроме того, поскольку с течением времени в семье могут происходить струк­турные изменения, специалисту важно знать об особых потребностях разведенных и второбрачных семей. Наконец, нельзя забывать, что '> некоторые больные дети живут в тяжелых психологических условиях, препятствующих нормальному существованию и развитию. Все это  необходимо держать в уме, работая с семьями больных детей. Однако не следует думать, что специалист имеет право вмешиваться в жизнь семьи лишь потому, что в ней есть больной ребенок (Селигман М., Дарлинг Р., 2009). Проблемы, решаемые в процессе психологического консультирования и психотерапии. В процессе оказания психологической помощи специалисты сталкиваются с широким кругом проблем в се­мьях больных детей (Шац И. К., 1989; 2010; Селигман М., Дарлинг Р., 2009). В данной публикации обсуждаются наиболее типичные и часто Истречающиеся проблемы (запросы). Прежде всего, это работа с негативными переживаниями родите­лей. Узнав о болезни ребенка, родители испытывают большой спектр противоречивых эмоций. Специалисту не следует отрицать, что мечты и многие планы родителей относительно ребенка могут быть недо­стижимы, и в связи с этим они могут испытывать бурные отрицатель­ные эмоции. Очень важно, чтобы консультант объяснял, что переживания  родителями гнева и отчаяния совершенно естественны, и их не надо отрицать и подавлять. Семье нужно время, чтобы справиться с ' горем; прежде всего, консультанту необходимо спокойно, с понима­нием выслушивать родителей, что может занять значительный отрезок времени. После того как родители вновь обретут контроль над свои­ми сильными эмоциями, наступает следующий этап - помощь в на­лаживании нормального функционирования семьи, которая может и значительной степени вести нормальную и продуктивную жизнь. Необходимо поощрять соблюдение семьей не только интересов боль­ного ребенка, но и потребностей и интересов других членов семьи. «Жертвенность», полное подчинение своих потребностей интересам (больного ребенка здоровыми членами семьи может быть опасно и де­структивно, постепенно это приводит к психологическому истощению, раздражению и даже агрессии между членами семьи. Многие родители испытывают вину перед ребенком, считая, что их действия (или бездействие) привели к болезни ребенка. Некоторые родители, будучи не в силах справиться с чувством вины, пускаются в бесконечные и непродуктивные поиски причины болезни ребенка, приводя в качестве аргументов собственное «греховное» поведение, свои неблаговидные поступки, «нехорошие» и «недостойные мысли». Во время таких обсуждений консультант должен серьезно относиться к подобным заявлениям, внимательно выслушивать аргументы роди­телей. Затем консультант должен объяснить природу и механизмы возникновения болезни таким образом, чтобы родители убедились, что заболевание не связано с их мыслями, действиями или бездействи­ем. В такой работе совершенно не важна степень их реальной вины (если таковая имеется), главное - помочь родителями избавиться (или хотя бы снизить) от мучительного переживания вины. Кроме того, родители могут пытаться «загладить» свои прошлые «проступки», чрезмерно опекая и защищая ребенка, удерживая его от занятий, которые могли бы ускорить его взросление и развить самостоятельность. В этом случае специалист должен помочь роди­телям осознать и исследовать свое чувство вины, понять его негатив­ное влияние на семью и, в идеале, изменить свое поведение. Специали­сту необходимо понимать, что отношения чрезмерной опеки между мысль о больном ребенке, что они начинают отрицать наличие на­рушений как таковых. Такие родители переживают бессознательную борьбу, стремясь не впускать свою боль в сознание. Отрицание - один из самых сложных механизмов приспособления, с которыми прихо­дится иметь дело специалистам. Разумный подход здесь состоит в том, чтобы не спорить с родителями, однако мягко, но настойчиво указы­вать им, что их ребенок нуждается в особой помощи. Общее правило - не пытаться насильно развеять самообман родителей. Внезапное и резкое открытие истины может подействовать негативно - напри­мер, привести к еще более глубокому отрицанию. Кроме того, доста­точно обычна ситуация, когда, на словах отрицая нарушения ребенка, на деле родители ищут для него адекватную помощь. Некоторые ро­дители искренне любят ребенка и вполне рационально заботятся о нем, в то же время питая нереалистические надежды на внезапное улучше­ние его состояния. Со временем большинство родителей вырабатыва­ет более реалистичный взгляд на состояние ребенка (Селигман М., Дарлинг Р., 2009). В некоторых семьях формируется несогласованный взгляд роди­телей на болезнь ребенка: один родитель понимает последствия бо­лезни ребенка, а другой категорически отрицает эти последствия и саму болезнь, эта несогласованность приводит к семейным конфликтам и ухудшению психологической атмосферы в семье в целом. Конфлик­ты могут отражать как различные взгляды родителей на состояние ребенка, так и хронический семейный разлад. Для успешного вмеша­тельства специалисту необходимо знать, какой семейной модели при­держиваются родители, какой стиль общения и взаимодействия при­нят в семье, как решаются в ней вопросы полномочий, обязанностей и ответственности. Болезнь ребенка часто является поводом, триггерным механизмом, запускающим открытое выражение семейных про­блем, разногласий, конфронтации, и в этих случаях больной ребенок не является причиной разлада в семье. Одним из регулярных запросов при психологическом консульти­ровании является обсуждение проблем, вызванных прохождением хронически больным ребенком определенных периодов развития (начало или окончание школьного обучения и т. д.). В эти периоды происходит ухудшение психологического состояния семьи, повышает­ся тревожность, неуверенность и растерянность родителей, а порой наступает семейный психологический кризис. Как правило, это про­исходит в различные ключевые периоды жизни ребенка: в возрасте 5-6 лет, когда необходимо принять решение об обучении ребенка, во время окончания школы и когда родители стареют и не могут забо­титься о ребенке. При вступлении ребенка в подростковый или юно­шеский возраст родители могут испытывать трудности при расставании с ребенком, независимо от того, начинает ли он самостоятельную жизнь или переселяется в специализированное учреждение. По множеству причин родители могут быть настолько эмоционально связаны со сво­им больным ребенком, что им оказывается очень трудно его «отпу­стить». «Отпустить» ребенка особенно сложно чрезмерно опекающим родителям, с тревогой следившим за его взрослением. По мере того как ребенок отделяется от родителей и начинает жить самостоятельной жизнью, консультант может напоминать родителям, что независимость ребенка - достойный итог их родительских трудов, и что связь между ними и ребенком не прервана. Кроме того, если эта стадия семейного цикла вызывает у родителей сильное беспокойство и тревогу, необхо­димо обсудить с родителями причины и последствия переживания этих эмоций (Селигман М., Дарлинг Р., 2009). Больные дети, хотя и имеют определенные физические и / или психологические особенности, остаются детьми и по многим параме­трам не отличаются от своих сверстников. Консультант должен помочь родителям обращать внимание на сходство, а не на различия их боль­ного ребенка с другими детьми. Такая стратегия позволяет родителям перейти к более позитивному восприятию своего ребенка, иметь воз­можность гордиться им, повысить свою самооценку как родителя. В то же время такая стратегия может таить в себе некоторые опасности, если не соблюдать определенный баланс, а главное - не учитывать личностные особенности родителей. Сосредоточиваясь на здоровых сторонах жизни больного ребенка, специалист, однако, должен сле­дить за тем, чтобы не подкреплять своими действиями отрицание болезни и ее проявлений. Специалист, нереалистично сосредоточен­ный на здоровых сторонах жизни ребенка, не поможет семье, отри­цающей проблемы со здоровьем у своего ребенка. Такая стратегия психологической работы будет эффективна в других семьях, где ро­дители испытывают подавленность и уныние, драматизируют послед­ствия болезни их ребенка, рассматривают дальнейшую жизнь ребенка и всей семьи весьма пессимистично. Впрочем, специалисты, работающие с семьями больных детей, должны хорошо понимать явление амбивалентности родительских чувств и поведения и относиться к ним спокойно. Однако в работе с семьями больных детей случаи амбивалентности встречаются очень часто. Например, семья может желать помощи, но не чувствовать в себе сил просить о ней; может спрашивать совета, но, выслушав его, ему не следовать; может соглашаться на определенный план, но затем его не выполнять; наконец, может говорить одно, но своим поведением демонстрировать другое (Селигман М., Дарлинг Р., 2009). Амбивалентное поведение семьи часто ставит в тупик и раздража­ет специалистов, которые незнакомы с глубинными переживаниями родителей больных детей. Понимание проблем таких семей помогает специалистам контролировать свои эмоции в процессе оказания пси­хологической помощи.